ВЕРНИКОВ Евгений Наумович

Верников Евгений НаумовичКогда более двух лет назад нашему министерству поручили вместе с ВВЦ заняться подготовкой российского павильона на «ЭКСПО-2010», вокруг имевшегося к тому времени проекта уже разгорелся нешуточный спор между всеми заинтересованными сторонами.

Первоначально мы получили совсем другой проект, не тот, который вы видели в Шанхае. Все было недоделано, недосказано, недофинансировано и т.д. Я тогда входил в группу, которая занималась информационным сопровождением «ЭКСПО» и, одновременно, – его деловой программой и отчасти содержанием экспозиции. К сожалению, многие наши предложения начали воплощаться в жизнь, когда выставка работала последние месяцы. Это к вопросу об участии отдельных регионов и содержании их экспозиций, которые вызывали и, как вы видите, до сих пор вызывают у специалистов самые противоречивые мнения.

Мне же хотелось бы сказать о той теме, которой пришлось заниматься больше всего, – об информационном сопровождении работы российского павильона. При этом свое выступление я бы разделил на две части, это принципиально важно. Одна часть касается эффективности (или значимости) информационной работы в Китае, другая – информационной поддержке «ЭКСПО-2010» в России.

Тут многие говорят об участии в зарубежных выставках. На мой взгляд, говорить об «ЭКСПО-2010», что это зарубежная выставка, некорректно. Это совершенно другое. Это не контракты, не продвижение каких-то товаров, не какие-то маркетинговые услуги, здесь речь идет, прежде всего, об имидже страны, ее репутации, ее месте в мировом сообществе. Тем более когда такая тема – «Лучше город – лучше жизнь».

Наверное, у каждого, кто побывал в Шанхае, свой взгляд на российский павильон. Признаться, и для меня многое в нем выглядело неоднозначно. Поэтому самой объективной оценкой для павильона должна была стать его посещаемость.

Будет ли это интересно, прежде всего, китайцам. Оказалось – да, интересно. То, о чем сегодня говорил В.П. Страшко, в той ситуации, в которой оказались, как вы говорите, «органы власти», учитывая, сколько было экспонентов, сколько было павильонов, участников, мы – выиграли. То, что можно было сделать, сделали. Поверьте мне на слово, потому что есть с чем сравнивать.

Теперь что касается информационного сопровождения за рубежом. Сейчас, оценивая все то, что было сделано и не сделано, понимаю: как ни странно, хорошо, что у нашей группы на все проекты не хватило ни времени, ни денег.

Потому что потратили бы больше, а эффект получили бы тот же самый, ну, может, чуть лучше, что уже не принципиально для результата.

В то же время, считаю, для тех, кто будет готовить следующие зарубежные выставки такого формата и престижа, разворачиваться надо гораздо раньше, чем это дали сделать нам. В Шанхае за полгода до открытия выставки говорим: «Мы хотели бы поставить баннер в аэропорту». Нам отвечают: «Да вы что, год назад продали все места». Приезжаем в Китай в марте и говорим: «Мы хотели бы вот эту площадку». – «Что вы, тут Канада год назад застолбила».

Мы с этим сталкивались на каждом шагу. Попросили место для рекламы на автобусных остановках, в такси, но все уже было продано, оклеено, размечено. Говорят: «Вы опоздали на год – на полтора».

А вот с деловой программой, которую действительно удалось организовать министерству совместно с рейтинговым агентством «Эксперт», попали в точку. Участие наших экспертов в пяти крупнейших международных форумах, организованных китайской стороной, те дискуссии, которые проводились на площадке российского павильона, сыграли главную роль в привлечении внимания специалистов разных стран.

Понятное дело, что были с нашей стороны – я говорю о совместной работе министерства и ВВЦ – и пресс-конференции, и пресс-релизы, и телемосты, и многое другое из пиаровского арсенала – все то, что обычно делается для прессы, и это, безусловно, сыграло важную роль в привлечении посетителей. И все же работа нашего экспертного сообщества, получившего в Китае достаточно позитивную оценку, была очень важной.

А вот внутри России (это мое личное мнение, я подчеркиваю это) – здесь мы выставку проиграли. Проиграли, во-первых, потому, что мы получили в свое время вместе с архитектурным проектом группу «китаеведов», как они себя называли.

Я с ними несколько раз встречался. Люди, которые видели совершенно по-другому и российский павильон, и наше участие в выставке, которые считали, что мы должны все сделать так, чтобы это было близко и понятно китайцам. Если бы мы пошли по тому пути, то я вообще не представляю, что это был бы за павильон и какой бы мы получили эффект от участия в «ЭКСПО».

К сожалению, мы увлеклись работой с иностранными СМИ, так как считали, что свои-то поймут, свои-то поддержат. Ничего подобного. Больше всего негатива мы получили в России. Особенно это было ощутимо, когда прошла серия публикаций, на которую мы уже не успевали, не могли ответить делом. Эти публикации были частично так называемой «джинсой» – журналисты знают, что это такое. В результате вдруг, когда поезд уже набрал ход, заговорили: а в тот ли состав сели, а туда ли едем? И это за два месяца до закрытия выставки.

Поэтому считаю, что развертывать содержательные и конструктивные дискуссии в прессе, формировать общественное мнение, к примеру, о предстоящей выставке «ЭКСПО» в Южной Корее в 2012 году, надо начинать уже сегодня, когда известна ее тема. Тогда и все остальное будет решаться более оперативно и эффективно.

С.Н. ТРОФИМОВ

Я тоже хотел бы сказать несколько слов, так как я тоже был в составе делегации в Шанхае. Вот что меня поразило. Я не буду сейчас говорить об оценке павильона, о монтаже, о дизайне и прочем. Меня поразило отношение. Мы можем сейчас говорить: «Министерство виновато, органы власти». А ведь когда организуется такая экспозиция на Всемирной выставке – это же гордость страны, и все должны стремиться быть сопричастными этому.

Я посмотрел, кто был спонсорами нашей экспозиции – по пальцам их можно пересчитать. А взять, например, японский павильон! Где в списке наших спонсоров крупнейшие российские корпорации, которые могли бы выделить средства, чтобы поддержать свою страну на таком престижном мировом смотре? Мне кажется, проблема заключается не только в том, что кто-то чего-то не дорабатывает. Здесь нужно еще работать с отношением и предпринимателей, и всей общественности к тем событиям, которые происходят в мире, тем более к такому событию, как «ЭКСПО». Это же наше лицо, лицо нашей страны. Поэтому уговаривать кого-то, какой-то регион приехать, например, в Сочи или еще куда-то, принять в чем-то участие – мне кажется, это вообще нонсенс. Туда нужно бежать! Принимать участие, показывать, говорить!

Были мы в павильоне Казахстана. Так они и рассказали о своей стране, и показали, создали «снежный город» – у них будут свои зимние Олимпийские игры.

Они сумели это сделать, пусть была небольшая экспозиция. Но они сумели показать, чем они болеют, чем они воодушевлены.

Я думаю, что, пока не произойдет перелом в сознании, пока не будет всеобщего патриотического отношения к таким мероприятиям – будет много проблем. Это мой взгляд, и он был подтвержден наблюдениями в Шанхае.


Возврат к списку