МЕЗЕНЦЕВ Станислав Алексеевич

 

Мезенцев Станислав АлексеевичСейчас я возглавляю Институт прикладных социальных инноваций. Пока отрабатывались методики, методы, средства и прочее, это был Институт восстановления здоровья. Сейчас это Институт прикладных социальных инноваций. Я собираюсь патентовать Правила страхования времени активной жизни. Это принципиально новое правило для работы страховых компаний и в связи с этим я, конечно, очень внимательно изучал вопрос, где это делать: в России или в другом месте? Где патентовать принципиально новый подход к жизнеустройству? Это с одной стороны.

С другой стороны, именно поэтому я здесь присутствую и внимательно слушаю то, что говорят специалисты в области права, прежде всего. И вот какое впечатление у меня сложилось, хотел бы им поделиться. Дело в том, что когда мы говорим только о правовой стороне защиты и обсуждаем проблемы, которые возникают в связи с раскрытием плохо защищенной собственности, просто изначально плохо, то далеко мы не уедем. Если в этих условиях уповать на сотрудничество с зарубежными международными организациями, то, пожалуй, тоже далеко не уедешь. А вот в Австрии есть страховой холдинг, который занимается защитой интеллектуальной собственности, правовой, страховой и финансовой – имеется в виду оценка. Я думаю, что, во-первых, стоит ознакомиться с этой грандиозной затеей, они очень здорово всем этим занимаются.

По крайней мере, надо посмотреть, как они решают эти международные вопросы применительно к разным видам интеллектуальной собственности. Это уже будет, как мне кажется, полезным просто для того, чтобы яснее понимать, на каком свете мы живем по отношению к международному праву и реальной защите интеллектуальной собственности.

И, второе, – страховой аспект почему-то в обсуждении судьбы российской интеллектуальной продукции практически полностью отсутствует. Финансовая оценка кое-как еще делается, но она тоже международным правом вряд ли будет признана, потому что большинство объектов интеллектуальной собственности на самом деле – не собственность, а продукция, она не проработана с системной точки зрения и не защищена по всем трем аспектам. Мне кажется, это очень «сырой» вопрос, именно поэтому его так трудно ставить, решать, обсуждать. И, прежде чем выходить на Правительство, прежде чем говорить о постановлениях, о законах и прочем, нужно проработать основу – методы всесторонней защиты российской интеллектуальной продукции, не превращенной за период перестройки в интеллектуальную собственность. Именно потому ее так легко воровать, именно потому ее так трудно выставлять – потому что она не защищена. А за основу взять опыт австрийского страхового холдинга, который занимается трехсторонней защитой интеллектуальной продукции.

БЕДНОВ С.С.

Есть такой вопрос: у нас что-то еще осталось, что не превратилось в объект частной интеллектуальной собственности? Вы говорите, что есть еще какие-то изобретения, которые не защищены.

МЕЗЕНЦЕВ С.А.

Я специально с этой статистикой не знакомился, не могу Вам сказать. Но по тому впечатлению, которое сложилось в результате работы по этому вопросу с Владимиром Александровичем Аксеновым и с Валентином Ивановичем Варенниковым, продукции интеллектуальной много, собственности почти нет. Ни оценки, ни страховой защиты. Насчет правовой – об этом здесь уже говорили, уже все ясно. А вот эти две стороны слабоваты.

БЕДНОВ С.С.

К сожалению, сегодня не смог принять участие в заседании Клуба Борис Борисович Леонтьев, который возглавляет Федеральный институт оценки, он занимается в том числе вопросами оценки интеллектуальной собственности. Он, конечно, мог бы здесь поговорить о том, что делается в области оценки интеллектуальной собственности. А вообще, те вопросы, о которых Вы говорили, станут предметом рассмотрения на 2-м Международном форуме по интеллектуальной собственности, который будет проходить здесь, в «Экспоцентре», в декабре.

МЕЗЕНЦЕВ С.А.

Хочу добавить еще одно слово в связи с Вашим комментарием, Сергей Сергеевич.

Дело в том что, по предварительным оценкам, очень большой процент серьезных российских наработок являются закрывающими технологиями по отношению к тем, которые действуют на мировом рынке. Будут дополнительные трудности.

БОГДАНОВ Н.В.

Сергей Сергеевич, хотел бы задать вопрос. Мы в связи с этой проблемой встречаемся уже не в первый раз, даже не во второй. Может быть, будет какой-то итоговый документ и мы придем к каким-то конкретным предложениям, в том числе тем, которые прозвучали здесь сегодня, чтобы они превратились в проекты нормативных актов или, может быть, рекомендации Правительству от ТПП РФ о том, что нужно принимать какие-то меры.

БЕДНОВ С.С.

Правильный вопрос, Николай Васильевич. Я хочу сказать, что по результатам заседания Рабочей группы, в котором Вы активно принимали участие, поправки к Гражданскому кодексу и предложения к Регламенту мы направили в Торгово-промышленную палату Российской Федерации, в Департамент по законодательству, который возглавляет г-н Васильев, а письмо мы направляли на имя Владимира Борисовича Исакова, который должен был сегодня здесь присутствовать, но тоже, наверное, не смог. Часть предложений за подписью Владимира Борисовича ушли в соответствующие ведомства. Мы получили ответ из Исследовательского центра частного права от г-на Маковского, где он не поддержал нашу идею о внесении поправок в Гражданский кодекс. Теперь я хочу сказать, что, действительно, чтобы слова не повисли в воздухе, мы ведем запись, для того чтобы все сказанное здесь не осталось забытым. Мы действительно собираемся все предложения (в том числе у Натальи Владимировны было очень интересное предложение) обобщить в форме документа.

Я хочу сказать, что в Комитете по собственности в Госдуме создан Экспертный совет по выставочно-ярмарочной деятельности, который возглавляет депутат Государственной Думы Сергей Владимирович Железняк. Я являюсь заместителем председателя этого Экспертного совета и завтра, 19 ноября, многие из здесь присутствующих будут там, и мы будем обсуждать также ряд вопросов, связанных с нормативным регулированием выставочной деятельности. Это вопрос внесения изменений в Закон №94.

Я скажу буквально несколько слов, почему он нас волнует. Дело в том, что сейчас при подведении итогов конкурса на право заключения государственного контракта, например на создание экспозиции за рубежом, действует норматив, в соответствии с которым 20 процентов – это вес квалификации участника и 80 процентов – вес предлагаемой цены контракта. Что происходит на самом деле? Любая солидная выставочная структура знает, сколько стоит выставочное мероприятие, сколько нужно туда вложить денег. Например, идет государственный лот на определенное количество средств, вдруг появляется компания, которая не обладает никакой квалификацией, ничем на рынке она не известна, но денег она предлагает меньше заявленных. И здесь, естественно, работает критерий «80 процентов – цена контракта» – и эта компания побеждает в конкурсе. И возникает такая ситуация, когда выставочные мероприятия за рубежом организуются, к сожалению, мягко выражаясь, некачественно. Они не могут представить лицо страны, так как занимаются этим делом не профессионалы. Мы предлагаем изменить это соотношение, тем более что в этом законе есть положение, согласно которому при заключении государственного контракта, при выборе организации на создание научно-исследовательских разработок по заказу государства, действуют критерии 45 к 55, где 45 процентов – квалификация участников, 55 – цена контракта.

Это уже другой разговор.

Мы хотим, чтобы это положение было распространено и на участников выставочной деятельности при подведении итогов конкурса на заключение государственного контракта на организацию экспозиции за рубежом.

Еще один интересный момент, который мы тоже собираемся завтра обсуждать. Это вопрос о составе конкурсной комиссии. Дело в том, что сейчас конкурсная комиссия состоит исключительно из чиновников, которые напрямую выставочной деятельностью не занимаются и не собираются ею заниматься. А раньше, когда этим вопросом занималось Министерство экономического развития и торговли, в конкурсной комиссии были широко представлены выставочные структуры, но не выставочные предприятия, а различные выставочные ассоциации, ТПП, Российский союз выставок и ярмарок. Также хотим сделать соответствующую поправку в Закон №94, чтобы было не менее 50 процентов представителей общественных ассоциаций, выставочных организаций, ТПП, РСВЯ, РСПП. Между прочим, эта норма тоже есть в этом законе, она распространяется на конкурсные комиссии, которые подводят итоги на право заключения государственного контракта на создание творческого произведения.

Я могу вам сказать, что выставки – не менее творческий процесс, нежели создание кинофильма, – особенно национальные выставки за рубежом. Там все – и дизайн, и креатив, и промышленный дизайн. Нашему «Экспоклубу» удалось организовать выездное заседание в Шанхае в этом году, и мы смогли увидеть, насколько творчески, креативно подходят к выставкам в других странах. Мы видели, например, презентации в формате 3D, 4D, видели оригинальные павильоны Саудовской Аравии, Великобритании, других стран...

Выставка – это действительно огромное творчество. И когда к ней относятся при заключении государственного контракта как к закупке, пардон, унитазов, или, например, мяса для военнослужащих, наверное, это неправильно. Здесь должен оцениваться профессионализм, а в составе конкурсной комиссии должны быть специалисты, которые могут сказать: да, это действительно то, что нужно, чтобы представить страну на должном уровне. Такие вопросы мы хотим решать на Экспертном совете. И тот разговор, который мы ведем здесь сегодня, очень полезен для работы Экспертного совета. Мы используем разные возможности для продвижения наших инновационных идей, испытывая при этом огромные трудности. Мы даже не трогаем сейчас какие-то законодательные акты, которые являются бюджетообразующими: Налоговый кодекс, Таможенный кодекс, мы даже не подступаем к ним, потому что сразу получим «по шапке», потому что бюджет – это дело святое и в него влезать не надо. Но мы хотим какими-то мазками хотя бы как-то изменить жизнь к лучшему. Например, завтра мы будем обсуждать изменения в Постановление Правительства по вопросу ввоза радиоэлектронных средств. У нас, чтобы получить разрешение на ввоз и эксплуатацию во время выставки радиоэлектронного оборудования, нужно пройти все круги ада. Ведь это считается продукцией двойного назначения – технологии и прочее. А выставочный процесс очень скоротечный, выставка работает в течение пяти дней, подготовка к ней занимает определенное время, монтаж, демонтаж – и все. Но в этот период нужно очень быстро все сделать: произвести ввоз груза, построить стенд, разместить экспонаты. И существующие административные барьеры очень мешают.

И третий момент, который мы хотим обсудить, – это вопрос работы Межведомственной комиссии по выставочно-ярмарочной деятельности, которая была создана Приказом Министерства промышленности и торговли и Минобрнауки. Перед ней стоит очень много задач, в том числе совершенствование нормативно-правовой базы выставочной деятельности. Но этим пока занимается не Межведомственная комиссия, решением этой проблемы занимаются на общественных началах выставочники. А сейчас мы к этому подключили и наших коллеги из Московского клуба юристов, и они любезно согласились прийти, обсудить эту тему.

Поэтому могу сказать, что мы не стоим на месте, пытаемся что-то делать. Второй момент – это 2-й Международный форум по интеллектуальной собственности «Expopriority-2011», в котором многие будут принимать участие: например, модераторами круглых столов выступят многие крупные специалисты. В ходе работы форума мы тоже будем пытаться найти ответы на те вопросы, которые нас волнуют.


Возврат к списку