Мельник Вячеслав Иванович

Мельник Вячеслав ИвановичУважаемые коллеги!

Я как член выставочного сообщества хотел бы более конкретно, критично и самокритично остановиться на самой «ЭКСПО» и, еще в большей степени, – на участии в ней Российской Федерации. Возможно, кому-то из здесь присутствующих выставочных организаций придется работать над другими проектами «ЭКСПО» или других российских национальных выставок за границей.

Хочу сказать без какой-либо дипломатии несколько слов о российской экспозиции и о том, что же нужно делать государству в этом направлении.

Несколько дней тому назад, когда я приехал сюда с передовой группой, в павильоне ко мне подошла русскоговорящая женщина и сказала: «Что вы тут устроили сад-огород, вы бы лучше эти деньги потратили на строительство в России детских садов, приобретение пожарных машин и т.д.». Я не стал с ней вступать в полемику, но я думаю, что, наверное, с ней нельзя согласиться. Мы понимаем, что выставки за границей и, в первую очередь, российские национальные выставки, участие во всемирных выставках «ЭКСПО» должны дать такой результат, чтобы мы могли через два-три года построить не два-три садика, а сотни таких садиков. Я думаю, что нужно этим заниматься и смотреть вперед.

Теперь конкретно о российском павильоне. Я думаю, что, если не учитывать ту деловую программу, которая существует в российском павильоне (она касается, я думаю, не менее 1/1000 посетителей), то наш павильон выглядит далеко не лучшим образом. Кстати говоря, это не только мое мнение. Президент Российской Федерации дал указание поправить российскую экспозицию. Такие решения на уровне Президента просто так, наверное, не принимаются. Во всяком случае, за 40 лет, которые я занимаюсь всемирными и национальными выставками Советского Союза и России, указаний от Президента или от Председателя Правительства изменить экспозицию не было. Мне представляется это важным моментом!

При этом, высказывая свою личную точку зрения на предварительный результат, я бы сказал, что ни в коей мере не отношу это к непосредственным орга- низаторам и исполнителям – Генеральному комиссару Страшко Владимиру Петровичу, коллективу ВВЦ, которые проводят сумасшедшую работу. Результат этой «работы» я отношу, прежде всего, к известному вам министерству, которое является заказчиком всего этого проекта. К сожалению, этот заказчик постоянно опаздывал в принятии стратегических решений, о которых сегодня уже говорили: и в определении концепции участия России в выставке, и в определении исполнителя-подрядчика, и в подборе исполнителей проекта. Это и диктат, и неоднократные изменения в концептуальных подходах, и несвоевременное финансирование и т.д. и т.д.

Что же у нас получилось, с учетом темы «ЭКСПО» – «Лучше город – лучше жизнь»?

Если говорить об экстерьере павильона – вода, лагуны, башни – возможно, это красиво. Но я думаю, что было бы лучше эти большие средства, которые были затрачены на такой проект, использовать на современные виды показа, раскрытия содержания экспозиции и формирования ее.

Позволяет ли экстерьер нашего павильона определить узнаваемость России? Как можно понять: это Россия, Занзибар или что-то еще? Наверное, никак. Не бесспорно, но можно было пойти по пути Бангладеш, Таиланда и других стран, которые в экстерьере показали свои национальные архитектурные традиционные формы, чтобы китайский посетитель понимал, что перед ним российский павильон.

Может быть, стоило поступить как, например, Нидерланды и экстерьер павильона оформить в соответствии с темой «ЭКСПО». Вы знаете, что Нидерланды оформили павильон как улицы города, где стоят дома различной архитектуры с внутренним дизайном интерьера, таким путем они ответили на тему «ЭКСПО». У нас, к сожалению, этого нет.

О концептуальности российского павильона. Идея показать Россию, ее будущее глазами детей не нова, она пришла к российским организаторам-исполнителям около года тому назад, причем Китай, Япония, США и другие страны заявляли об этом уже более трех лет. Сама идея, может быть, и не плохая. До этого рассматривались другие идеи, и я думаю, что они тоже были не самые плохие. В частности, идея показать перспективы развития больших и малых городов в форме путешествия по России.

Что касается Незнайки, Cмешариков и других элементов. Я думаю, что это не самое страшное и не самое главное. Если было бы содержание, была бы направленность, была бы идея, то это, может быть, ни в коей мере не было бы плохо.

Но, к сожалению, главного, на мой взгляд, мы не показали, не ответили на тему «ЭКСПО». Мы не показали новых идей, проектов, технологий, путей решения многочисленных проблем городов России и мира – транспортных, коммуникационных, экологических, энергетических, строительных.

Вот мы показываем приливные электростанции. Да, идея хорошая, но мы ее показываем уже почти 40 лет. Проект плавучей атомной электростанции мы показываем уже 15 лет. Некоторые говорят: у нас в стране пока нет ничего другого.

Я думаю, что это не так, и я знаю примеры того, что есть вещи, которые можно было бы показать.

Но даже вышеназванные проекты мы показываем, извините, где-то в садовоогуречных кустах. Каким образом посетитель может дойти до них и сделать какие-то выводы?

Тематически было заявлено, что на первом этаже павильона представлены регионы, технологии, а на втором этаже – Незнайка и взгляд детей на перспективу развития городов. А что же получилось в действительности? Я бы сказал, извините за такое слово, убогие разделы регионов! Нижний Нов- город, Ростов, раздел Росатома, которые разбавлены непонятными малыми, структурно-объемными формами. Кстати говоря, когда я пришел на выставку и увидел раздел Нижнего Новгорода, мне было просто стыдно, что в разделе стоят три деревянные матрешки и четыре пластмассовые – и все. Я решил на следующий день позвонить губернатору Нижнего Новгорода В. Шанцеву и предложить ему срочно принять меры, чтобы поправить это положение, и, пока пережидал временную разницу между Россией и Китаем, произошло чудо – эта экспозиция была закрыта, ее стали демонтировать, чтобы обновить и поставить новую. Таким образом, мне не пришлось звонить в Нижний Новгород.

На втором этаже показана сказка, фантазии детей, вставленные в театральные декорации, фантазии, дополненные непонятно зачем какими-то космическими аппаратами. Я думаю, тоже недешевыми и отнявшими достаточно большие средства от реализации проекта.

Есть много других недоработок. Недостаточно продуман и организован проход по павильону. Посетители нашего павильона не готовы к тому, что они увидят.

А возможность у нас такая есть. Посредством крупного экрана ввести в идею, в идеологию, в концепцию выставки, чтобы потом можно было интересоваться какими-то конкретными вещами. А плоскости (выставочники знают, о чем я говорю) довольно большие, и возможности эти есть.

Наш коллега, Сергей Николаевич Трофимов, говорил о том, что (я хотел бы это подчеркнуть), в отличие от большинства стран-участниц, у нас в павильоне практически нет крупных мультимедийных проекторов. Есть какие-то плазменные панели, которые висят у каждого в квартире.

Меня также удивило то, что в российском павильоне отсутствует приветствие посетителям павильона от Президента России или Премьера. Этого я объяснить никак не могу. Тут же я могу добавить, что в экспозиции мало материалов о российско-китайских связях и перспективах сотрудничества. Это, мне кажется, тоже недоработка, если в этом нет какого-то умысла.

Участие в «ЭКСПО» (мы об этом говорили и понимаем) – это, несомненно, укрепление имиджа страны. Но, к сожалению, Россия, на мой взгляд, сегодня не ответила не только на призыв всемирных выставок показать передовые технологии, проекты, связанные с заявленной темой, но и не использовала «ЭКСПО» должным образом для укрепления и улучшения своего имиджа.

Для сравнения можно взять павильон Японии, который ясно и конкретно, с использованием самых современных средств показа, отвечает теме «ЭКСПО» – развитие транспорта, сохранение и улучшение окружающей среды, использование альтернативных источников энергии, строительные технологии, воспитание и образование подрастающего поколения в контексте улучшения городской среды обитания и т.д. А также, с другой стороны, использует экспозицию для укрепления имиджа страны – сотрудничество, развитие связей на примере совместных японо-китайских работ по сохранению экосистем, флоры и фауны.

Павильон США, используя современные визуальные средства показа, выполняет чисто имиджевую задачу. В первом зале, как вы помните, посетителей при помощи кино и общения с персоналом павильона вводят в основную идею экспозиции – развивать сотрудничество, укреплять человеческую общность людей. Во втором зале президент США Барак Обама и госсекретарь Хиллари Клинтон на экране приветствуют посетителей, работая на имидж страны. Они нашли время и возможности для этого, очевидно, исходя из того, что у США больше, чем у России, интереса к Китаю и в Китае. В третьем зале показан фильм, в котором девочка-подросток призывает людей вместе улучшать городскую среду и в целом жизнь на планете. Чисто имиджевая целенаправленная работа.

Что же нам надо делать, чтобы действительно превратить наши российские национальные выставки и участие России во всемирных выставках в инструмент укрепления имиджа России? Хочу сказать следующее: такие выставки должны стать имиджевыми проектами российского государства. Именно государства, а не какого-либо отраслевого министерства, региона, выставочной или другой организации.

То, что у нас происходит сегодня, – это полное безобразие и пренебрежение к таким проектам, прежде всего, со стороны федеральных органов. Участники заседания «Экспоклуба» видят и знают это на примерах прошедших «позорных» национальных выставок России в Чикаго в прошлом году, в Париже в этом году.

Кому поручаются государственные имиджевые проекты? Отраслевому министерству, не обладающему пониманием общегосударственных, многоотраслевых, политических, экономических, культурных и других интересов, перспектив России за границей. Кого назначают в исполнители? Непрофессиональные, неопытные, иногда даже не выставочные организации и фирмы. Буквально и тенденциозно трактуя, может быть умышленно, тот закон, о котором мы все говорили, – ФЗ-94.

Что делать? Я предлагаю следующее.

Первое. Определить общегосударственный орган или организацию, который будет заниматься стратегическими вопросами участия России в выставках «ЭКСПО» и российских национальных выставках за границей. Кто это может быть? Это может быть Комиссия по имиджу С. Нарышкина, возрождение Выставочной комиссии при Правительстве Российской Федерации, Администрация Президента, его департамент, МИД России, который имеет информационные, экономические и страновые департаменты. Могут быть и другие варианты. Например, существовавший в недавнем времени вариант с США, когда выставками такого характера занималась ЮСИА.

Второе. Как минимум необходимо среднесрочное трех–пятилетнее планирование, определение целей и задач этих выставок.

Третье. Заблаговременно, за два-три года, необходимо выделение достойных средств на подготовку и проведение каждого конкретного проекта, определение исполнителей.

И последнее. Ответственность не только исполнителей, но и всей цепочки. Если этого не произойдет, то, на мой взгляд, не будет хороших положительных сдвигов в этой работе. Это минимум, который, я считаю, надо сделать.

В.А. АКСЕНОВ

Большое спасибо, Вячеслав Иванович, за Ваше основательное, страстное и неравнодушное выступление, за которым – 40-летний профессиональный опыт.

Уважаемые коллеги, я хочу вам сообщить, что мы рады приветствовать на нашем заседании министров из Правительства Москвы: руководителя Департамента природопользования и охраны окружающей среды Леонида Арнольдовича Бочина и руководителя Департамента науки и промышленной политики Евгения Алексеевича Пантелеева.

Как было сказано, сейчас слово имеет Сергей Сергеевич Беднов, заместитель Генерального директора ЦВК «Экспоцентр».


Возврат к списку