Трофимов Сергей Николаевич

Трофимов Сергей НиколаевичУважаемые коллеги! Я хотел бы, прежде всего, высказать свой взгляд на текущее состояние выставочного рынка. В первом полугодии 2010 года падение (по отношению к 2009 году, который упал к 2008 году) в целом продолжалось. И цифры, приведенные Владиславом Леонидовичем, безусловно, корректны и отражают тренд. Сейчас, в III квартале текущего года, рост наметился, но полагаю, что он будет неравномерным по отраслям.

Мы анализировали эту ситуацию в наших маркетинговых службах, выделили три группы отраслей и их неравную зависимость от кризисных явлений.

Первая группа: промышленная тематика, в частности, базирующаяся на импорте. Товары не первой необходимости пострадали в наибольшей степени.

Вторая группа: вопросы, связанные с потреблением товаров, с быстрой оборачиваемостью, пострадали относительно.

И третья группа: инфраструктура, энергетика, социалка – не сильно зависят от кризиса; все равно нужно питаться, лечиться и т.п.

Так вот, вторая и третья группа во втором полугодии будут восстанавливаться, а первая группа – не факт, что и в 2011 году восстановится, т.е. отрасли промышленной тематики (деревообработка, целлюлозно-бумажная промышленность, нефтепереработка) восстановятся, возможно, только в 2012 году. Скорее всего, тогда мы увидим предкризисные объемы. Но в целом тренд второго полугодия, вероятно, будет положительным, падение как минимум должно остановиться. Исходя из этого, нужно оценивать задачи, стоящие перед выставочным сообществом, это касается Москвы, регионов, выставочных площадок, организаторов. В целом задачи, безусловно, нужно переосмысливать, поскольку рынок изменился, значительно почистился. На мой взгляд, в ближайшие два-три года ожидается серьезная экспансия зарубежных организаторов на российском выставочном рынке, к этому тоже надо быть готовыми.

И в этой связи надо понять задачи, стоящие перед «Экспоклубом». Мы работаем вместе достаточно устойчиво уже практически два года и находим свое место. Вначале были мнения, что «Экспоклуб» – это конкурент РСВЯ, это конкурент отраслевым организациям. Как мне представляется, «Экспоклуб» – это место для дискуссий, не привязанных к каким-либо другим задачам, чистый мозговой штурм, такое место, безусловно, у нас должно быть.

У РСВЯ преобладают задачи лоббирования, у торгово-промышленных палат и отраслевых союзов, в основном, – задачи поддержки территориальных отраслевых предпринимательских групп, мелкого и среднего бизнеса; у госструктур - задачи управления экономикой. А мы, выставочники, должны иметь площадку, где могли бы обсуждаться важнейшие отраслевые вопросы, выноситься отраслевые экспертные оценки. Я думаю, что нам, безусловно, надо встречаться чаще. Но с учетом того, что Россия – огромная страна и собираться часто – это большое отвлечение времени и ресурсов, поэтому нам следует дальше развивать интернет-технологии. В ближайшее время мы предложим возможности с использованием social media-дискуссии в Интернете. Это позволит нам расширить палитру тех тематик, которые мы будем обсуждать.

Что касается предлагаемого заседания «Экспоклуба» «Петербург – Финляндия», то в Петербурге, полагаю, мы могли бы обсудить итоги прошедшего года, текущего периода кризиса, посткризиса, выхода из кризиса, оценить возможности наступающего года, перспективы ближайших двух-трех лет и задачи, стоящие перед выставочным сообществом. Мы могли бы по прошествии трех-четырех месяцев оценить уроки «ЭКСПО-2010», сделать выводы на будущее.

Полагаю, что «Экспоклуб» мог бы в своих резолюциях иметь как минимум три целевые группы: первая – это наши отраслевые ассоциации и отдельно взятые участники, которых в России 120–130 тыс.; вторая группа – это государство и госструктуры разных уровней; и третья группа – это, собственно, выставочное сообщество. Все мы, безусловно, нуждаемся в обмене опытом, тем более что «ЭКСПО-2010» посетили, так или иначе, представители всех этих трех групп.

Если коротко по «ЭКСПО-2010», то скажу следующее. Россия представлена здесь заметно, положительно или отрицательно – жизнь покажет, подведение итогов будет, это все еще впереди, но Россия представлена заметно. Из чего все это складывалось? Сначала был один масштаб и, соответственно, финансировать предполагалось только один стенд в общем павильоне. Потом было решено выступать отдельным павильоном, но при этом мы значительно упустили время (два года), лучшие места ушли другим странам, например, таким как Эстония, у которых меньше ресурсов, но шире взгляд на некую перспективу.

Потом был проведен архитектурный конкурс, определенную форму зафиксировали; был сформирован дизайн, хороший или плохой, Борис Аркадьевич (Краснов), я полагаю, сможет нас в январе 2011 года проинформировать, что и каким образом создавалось.

Тоже не факт, что это хорошо или плохо, это дальнейшая оценка, но самое главное, коллеги, мы все выставочники, и мы понимаем, что на самом последнем месте осталось содержание. По сути, концепцию «запаковывали» в уже выделенные деньги, причем в меняющиеся архитектурные формы и дизайн, а после этого стали думать, чем же все это наполнить. Ну, плюс совершенно экстремальные условия, в которых работает оператор.

Я сам в такой шкуре оказывался и из этого сделал вывод, что в таких тендерах мы просто больше не участвуем, потому что государство ставит выставочные компании в безвыходное положение.

На сегодняшний день практически весь выставочный бизнес – это частный бизнес. И когда государство говорит: ты финансируй (по сути, государственный проект) 70% за свой счет и на свой страх и риск, а если ты все неправильно сделаешь, то мы, может быть, и не отдадим тебе эти деньги. В этих условиях профессиональные операторы отходят в сторону и их место занимает некая новая поросль выставочной индустрии, как те ребята, которые никогда ничего не делали в этой области, просто пришли, дали лучшую цену и получили право на проведение национальной выставки в США, знаковой выставке, которую все – МИД России, ТПП РФ, Посольство России в США оценивали как очень серьезное мероприятие национального масштаба. А они пришли, дали деньги, за которые качественно провести выставку просто нельзя, что-то сделали, негативную оценку Посольства проигнорировали и пошли дальше.

Чтобы не быть голословным, скажу, что я разбирался в системе поддержки выставок, например, в Германии. Мы часто берем пример с Германии, поскольку это ведущая выставочная страна, где все разложено по полкам. В Министерстве экономики Германии, которое финансирует 130 мероприятий в год, масштабы намного больше, чем у нас. Каждый из сотрудников отдела, который отвечает за поддержку выставок, курирует не выставки, а операторов – три-четыре оператора, каждый из которых уже прошел через выставки, каждый имеет профессиональную подготовку, каждый потом участвует в тендерах. И если на тендере выигрывает «Нюрнберг Мессе», то его курирует сотрудник министерства, ответственный за поддержку именно «Нюрнберг Мессе», г-н Шмит. Там вообще нет никаких вопросов на предмет того, что тендер может выиграть тот, кто никогда этим раньше не занимался. Это в принципе исключено, при том что лицензирования в Германии, как и у нас, нет.

Я бы хотел отметить еще один важный момент. Помимо просто познавательного посещения «ЭКСПО-2010» для меня было важно то, что здесь я увидел много медиатехнологий (при гораздо меньшем количестве экспонатуры), и я думаю, что на эту тему мы должны будем отдельно поговорить и ответить на вопрос, а надо ли нам делать многоярусные стенды, нагрузку на пол 10 т или лучше создавать в выставочных центрах максимум возможностей для современных технологий?

Возвращаясь собственно к китайской индустрии. Она на сегодняшний день – самая привлекательная в мире. Сюда хотят все, но здесь не все удерживаются, здесь очень трудно работать. С одной стороны, конкуренция, с другой стороны – жесткое государственное регулирование. Здесь есть лицензирование, и невозможно просто так захотеть и сказать: «Я организую выставку».

Но при всем при этом здесь отсутствует или очень слабо выражена интеллектуальная собственность. Поэтому зарубежным организаторам здесь категорически тяжело прижиться. Здесь – некий баланс поддержки конкуренции и жесткого регулирования. Мы видели Шанхайский выставочный центр: фактически это госкомпания: 50% акций у государства, 50% акций держат три немецкие госкомпании. Через три года в Шанхае на другом конце города будет построен новый альтернативный выставочный центр тоже со 100-процентным участием госкапитала. Соответственно, тезис о том, что «Один город – один выставочный центр» на самом горячем выставочном рынке мира дезавуируется.

И еще один важный момент. Людмила Сергеевна (Смородова), обращаюсь к Вам и ко всем коллегам. Я действительно проинициировал письмо по поводу аудита. При всем моем уважении к А.К. Жуковскому я хочу серьезно возразить ему. Я не вижу оснований для роста цены на аудит и хочу спросить, почему в условиях, когда количество проводимых аудитов растет, стоимость аудита вдруг скачкообразно вырастает на 25%. Монополизм в этой области недопустим. У нас в компании часть внутренней дисциплины: больше 10 тыс. евро в год консолидированных тендеров – и все. Нарушение экономической безопасности даже не обсуждается. А тут мы, все выставочное сообщество, говорим: а пусть у нас будет один монополист. Не надо нам монополизма, пусть будет конкуренция, если надо, мы будем поддерживать и ту, и другую, и третью компании, проводящие аудит.

Что касается имиджа. Коллеги, я хотел бы сказать, что «ЭКСПО» – это выставка стран, и это, безусловно, в первую очередь, формирование имиджа. Знаю, что Минэкономразвития России три-четыре года назад сформировало две неплохие программы: одна – по поддержке инвестиционного потенциала имиджа России, на нее были выделены 3 млрд рублей. Была еще одна программа – по поддержке российских брендов. И тоже были выделены под это деньги.

Я знаю, что когда я приезжаю на любую выставку в мире, то вижу: Италия, Германия, Испания как страны узнаваемы вне зависимости от того, в какой стране и по какой тематике выставка. Я думаю, что мы все-таки должны предлагать и рекомендовать Российскому союзу выставок и ярмарок, Торгово-промышленной палате РФ, Комитету по выставкам РСПП, всем федеральным структурам исполнительной власти, которые так или иначе задействованы в выставочной деятельности, вернуться к главному вопросу – к формированию системы поддержки бизнеса, поддержки экономики Российской Федерации через инструмент выставочно-конгрессной деятельности.

В 2001 году на заседании Правительства Российской Федерации была принята Концепция развития выставочно-ярмарочной деятельности РФ, ее никто не отменял, но, как и многие другие документы, она, к сожалению, лежит под сукном. Ее нужно реанимировать, наполнить новым содержанием. Я бы предложил, Владислав Леонидович, на одном из заседаний «Экспоклуба» этот вопрос обсудить в комплексе: система поддержки экономики Российской Федерации через инструменты выставочно-конгрессной деятельности.

Нам, выставочникам, поддержка не нужна, а представителям нашей экономики, например, Герману Оскаровичу Грефу, очень нужна. Мы готовы быть эффективным инструментом, но все то, что сегодня как минимум обозначено, не является системой. Необходимо взаимодействие всех уровней, а это система исполнительной власти, общественных организаций, экспонентов и выставочных организаторов. Их взаимодействие в единой системе необходимо для того, чтобы эффективно развивать экономику. Безусловно, это должно быть в Москве. Я думаю, что ТПП РФ и РСПП вполне могли бы быть той платформой, на которой такая дискуссия могла бы состояться. Ее нужно готовить, нужно пригласить всех, кто занимается выставочной деятельностью, в том числе региональные структуры, федеральные структуры исполнительной власти; к дискуссии заранее обозначить вопросы. За один раз этот вопрос не решится, но я думаю, что если мы сегодня попросим Евгения Максимовича Примакова патронировать решение этого вопроса, то это будет хорошим почином.

Важно, чтобы наш голос не стал гласом вопиющего в пустыне, который никто не слышит, важно, чтобы мнение отрасли доходило до ушей тех, кто определяет практические возможности.


Возврат к списку