ЛЕОНТЬЕВ Леопольд Игоревич

Леонтьев Леопольд ИгоревичМеня привлекло на сегодняшний «четырехугольный стол» название нашего заседания – «Роль инновационной деятельности».

Вообще-то пока роли никакой нет, за исключением просто отдельных случаев. Если сопоставить с тем, что сейчас существует в нашей жизни, роль инновационной продукции, особенно в области высоких технологий, – это где-то 2–4 процента от всей продукции, которая в стране производится. Мне довелось ознакомиться довольно детально с тем, как построена инновационная деятельность в европейских странах, в Индии, в Китае. В начале 90-х годов прошлого века довелось прочитать одну немецкую работу, где был сделан подобный анализ по большинству стран, развитых и развивающихся. Например, большинство стран ради инновационной деятельности освобождают от всех налогов инвестиции на 100 процентов. Если вы, допустим, даете 1 млрд. (инвестиций), то на 1 млрд. вы освобождаетесь от налогов. Австралийцы пошли дальше – они освобождают 1 млрд. долларов США на 150 процентов, а если дается полмиллиарда, то только на 50 процентов освобождают. Между прочим, Чили при Пиночете, которого мы все так проклинали, сделала рывок в освоении высоких технологий. Так вот, в Чили освобождение инвестиций составило 120 процентов.

В России, как вам известно, где-то в 1991 или в 1992 году был принят закон, по которому 10 процентов прибыли освобождалось от налога, если она вкладывалась в инвестиционную деятельность. Мы все тогда умели уходить от прибыли, т. е. не замечать ее, а здесь – освобождалось 10 процентов! Зато 90 процентов от этой прибыли надо оплатить.

В свое время, когда мы работали с Андреем Георгиевичем Фонотовым в Министерстве науки и технической политики, мы предложили Правительству серьезно заняться подготовкой закона об инвестиционной деятельности и внесли конкретные предложения, что надо сделать. Причем сделать это удалось через Александра Лившица, который говорил, что делиться надо. И Лившиц получил у Бориса Николаевича Ельцина резолюцию на наше предложение, чтобы Минэкономразвития серьезно изучило и приняло решение. До сих пор, как вы знаете, закона об инновациях нет. Он был подготовлен в свое время, но… Я не очень одобрял, да и многие тоже, деятельность Бориса Николаевича, но у него хватило ума не подписать тот закон об инновациях. Потому что в том виде, в каком он дошел до него, это было совершенно пустой документ, в котором было просто определено, что такое инновации и что надо делать, а как стимулировать инновационную деятельность, сказано не было.

Мне хотелось вам рассказать буквально в нескольких словах, как на Урале (я много лет работал на Урале) все же был построен инновационно-технологический центр на 10 тыс. кв. м, который сейчас дает продукцию по высоким технологиям, в том числе еще в 1998 году он начал производить нанопорошки. Мы тогда еще не знали, что их надо называть нанопорошками. Теперь, в эпоху «нанопурги», мы очень жалеем о том, что мы не использовали это название. Кстати, об этой «нанопурге» – о корпорации, которая сейчас действует. Недавно мне удалось в Роснауке получить грант на 150 млн. рублей на производство нанопорошков из тантала. В корпорации узнали о том, что мы делаем (а всего-то России надо 9 тонн порошков, которые сегодня закупаются за границей), и мне предложили там как минимум 500 млн. Но с каким условием корпорация это предлагает – чтобы мы создали акционерное общество! А мы, Академия, не имеем права пока создавать акционерные общества. Это, уважаемая Дума, к вам обращение. Знаю, что сейчас рассматривается закон о том, чтобы все-таки нам дали такое право.

Так вот, продолжаю эту историю: мы должны создать акционерное общество, 50 процентов отдать этой корпорации и потом еще выкупить у них эту долю или вернуть долг. Мы, конечно, отказались. Сейчас на эти 150 млн. мы делаем какой-то пилотный проект.

Этот месяц и еще два следующих насыщены семинарами и конференциями по инновационной деятельности. Я должен выступать в Самаре, Саранске, причем в Саранске будет представлен весь Поволжский округ, который занимается инновациями. Вот сегодня мы здесь обсуждаем этот вопрос, а на Украине в Алуште – в начале июня; они серьезно занимаются инновационной деятельностью.

В свое время в Сибири появился первый инновационный центр площадью в 10 тыс. кв. м, где наладили производство нанопорошков с 1998 года, а цинковыми порошками и антикоррозионными покрытиями на их основе в Москве покрыты все ограждения вдоль тротуаров. Если вы обратили внимание, они серого цвета, ими покрыт мост от Храма Христа Спасителя на ту стороны Москвы-реки. Все это активно используется за границей, все нефтяные резервуары, многие трубопроводы покрыты этой композицией.

Сейчас разработана инновационная технология и уже производится опытная продукция по получению молибдена. У нас очень плохо с молибденовым сырьем. Мы покупаем отходы сырья в Казахстане, в Узбекистане и у себя производим такую продукцию. Еще мне хочется отметить рентгеновский аппарат, который создан институтом в тот период, когда его еще возглавлял академик Месяц. В институте создали конструкцию аппарата для изучения челюстной области лица, где излучение в 90 раз меньше, чем в обычно применяемых аппаратах. Когда я предложил некоторым медикам помочь внедрить такой аппарат, они сказали, что для них выгоднее купить его через американскую фирму (потом они на всю жизнь будут финансово обеспечены).

Конечно, мы многое вынуждены закупать за границей. Например, для зачистки поверхностей необходимо закупать соответствующее оборудование во Франции. Мы создали свою технологию, и эта установка работает. На основе этой установки и проектной документации мы продали две лицензии. Правда, деньги получили только через суд. За эту же установку в 2008 году нам присуждена правительственная премия. Эта установка позволяет вводить в расплав различные порошковые материалы и, кроме того, наносить огнеупорную массу на всякие сложные металлургические агрегаты.

Мы решили не останавливаться на том, что сделано. Целая улица, 18 га предназначены под промышленное строительство, но пока из 19 адресов занято только три адреса. И мы предложили правительству Свердловской области и администрации Екатеринбурга создать инновационно-технологический центр «Екатеринбург» на площади 18 гектаров. Соответствующий проект разработан. Мы хотим, чтобы в этом технопарке были такие подразделения, как «Новые материалы», «Информационные технологии», «Химико-металлургические технологии», «Строительно-энергосберегающие технологии», «Нано- и биотехнологии». Планируем построить выставочный центр с гостиницей, Институт оргсинтеза, фармакологии, технологии органических материалов, машиноведения. Вот такие у нас большие планы.

Мы сдали свои проекты в Министерство экономического развития Э.С. Набиуллиной. Сначала эксперты нас поддержали, а сейчас сказали, что в ближайшее время денег нам не дадут. Вся надежда на то, что Правительство когда-нибудь этот вопрос рассмотрит.

Ученым надо больше доверять. Во Франции, например, да, кстати, и в Германии, профессор имеет право создать фирму с использованием бюджетных средств и реализовать свою разработку. Во Франции есть вообще замечательный кредит доверия: профессор может взять под свои разработки кредит на три года; если ничего не сделал – опозорился, если сделал – может и дальше брать деньги.

Хочется все-таки верить, что Думе удастся принять соответствующие решения о поддержке инновационной деятельности, и что мы наконец сдвинем с места наш «инновационный воз».

Возврат к списку