КОВШ Иван Борисович

Ковш Иван БорисовичСпасибо. Уважаемые коллеги, прежде всего, хочу сказать, что я очень рад встретиться снова со всеми, тем более что повод для нас очень приятный – проведение выставки «Фотоника».

Если сразу перейти к делу, к обозначенной теме – что изменилось за последний год и как это повлияло на ситуацию в нашей отрасли, – я бы так сказал. С одной стороны, конечно, да, слово «кризис» всем уже навязло, что называется, в зубах, но он имеет место быть, и мы его очень остро чувствуем – я имею в виду наши фирмы. Основная причина, как мне кажется, состоит в том, что сейчас наиболее выпукло обозначились все наши проблемы. Главная проблема – это то, что высокотехнологичные фирмы, а лазерные фирмы все относятся к этому классу, в России малодоходны. И, когда они вынуждены участвовать в гонке на выживание наравне с теми, кто производит пиво, торгует водкой, оказывает услуги фитнеса, они всегда проигрывают. Когда налоги одни и те же, арендная плата одна и та же, они всегда проигрывают.

Сегодня наш хай-тек держится, прямо скажем, на энтузиазме. Это, конечно, хорошо, что у нас очень много энтузиастов, которые хотят заниматься этим тяжелым делом, хотят заниматься изобретательством, ведут научные исследования, пытаются реализовать результаты этих исследований на практике, но, конечно, этого маловато. Надо сказать, что за последний год какого-то заметного улучшения ситуации мы, честно говоря, не почувствовали, во всяком случае я от наших фирм не слышал о том, чтобы кто-то сказал, что жить стало лучше, жить стало веселее. Так что вопрос о кризисе в этом плане уместен. И мы сами призываем наши фирмы использовать кризисное время для того, чтобы продемонстрировать, кто чего стоит, придумать нестандартные ходы, найти новые ниши рынка, найти новые задачи для себя, проявить себя и тем самым победить в существующей сегодня жесткой конкуренции.

Но призывы призывами, а нужна материальная база. Если рассматривать нашу отрасль, то могу сказать: 70 процентов всего того, что делается в лазерно-оптической отрасли, делают малые предприятия. Малые предприятия имеют ту принципиальную трудность, что они, как правило, сидят в арендуемых помещениях. За последний год цена на арендную площадь примерно утроилась, особенно в больших центрах, таких как Москва, Санкт-Петербург. И это, конечно, просто душит эти предприятия и, соответственно, вместе с ними и их деятельность.

В последние годы много говорилось о развитии венчурного финансирования, поддержке инновационных проектов через венчурные фонды. Фонды такие созданы, но все наши попытки найти в них реальную поддержку, реальных партнеров оказались тщетными. Их интересуют, как правило, очень доходные проекты, никакие не венчурные, а надежные проекты, которые через два-три года дадут хотя бы миллиард прибыли – и не рублей, а долларов. А наши проекты все, как правило, гораздо более скромные.

Я очень рад здесь видеть Александра Ивановича Каширина, руководителя Содружества бизнес-ангелов России (СБАР). Мы очень рассчитываем на сотрудничество с этой организацией, на взаимодействие. Здесь, на выставке, мы уже проводим совместные семинары. Я очень рассчитываю, что это взаимодействие будет реальной поддержкой, венчурной поддержкой наших проектов, и это, пожалуй, позитивный сдвиг, который я хотел бы отметить. Возникло такое сообщество – СБАР, с которым можно реально сотрудничать.

Что хотелось бы еще сказать? Сегодня, так уж получилось, практически во всех отраслях российской промышленности возникли их объединяющие организации. Вот мы – Лазерная ассоциация, а есть ассоциация «Станкоинструмент», есть ассоциация автоперевозчиков, есть ассоциация, объединяющая авиационных инженеров. Они возникают, потому что жизнь заставляет людей искать взаимодействие, взаимопомощь, возможность обсудить свои проблемы, почувствовать, так сказать, локоть друга и т. д. Но все эти ассоциации, как выяснилось, рассматриваются государством как малые коммерческие сервисные фирмы. Никакой серьезной поддержки их нет. Казалось бы, в стране, которая выделяет в госбюджете специальной строкой «поддержку некоммерческих объединений» – и об этом очень много говорится в официальной печати, – эти ассоциации можно было бы поддержать, но в России почему-то в качестве некоммерческих объединений в основном рассматриваются те, которые борются за права животных, различных меньшинств и т. п. А наши организации даже не рассматриваются. Мои попытки заикнуться на эту тему где-то в министерствах вызывают откровенно насмешливую улыбку. Мне кажется, что это совершенно неправильное отношение.

Неприятным фактом для нашей отрасли – фотоники, лазерно-оптических технологий – является то, что почему-то, из-за какой-то глупой ошибки эта отрасль не попала в число критически важных отраслей для страны. Хотя, как показывают мировой опыт, и эта выставка, и все, что обсуждалось на ее семинарах, и собственный российский опыт последних лет, без фотоники сегодня нет инновационного развития. Европа это признала, Америка это признала. Китай развивает фотонику с темпом 30 процентов роста в год, прежде всего по соображениям энергосбережения. Например, сегодня мы должны создать новое освещение, ведь половина добываемой электроэнергии тратится на освещение. Ясно, что необходим переход от ламп накаливания к другим более экономичным источникам излучения – это и есть новая энергетика, на самом деле. Мир переходит к светоизлучающим диодам, но ведь это фотоника. О роли фотоники в медицине даже странно напоминать, без лазерно-оптических технологий нет ни современной промышленности, ни связи. Но у нас в стране фотоника не попала в число критически важных технологий, что дает основания нашим чиновникам говорить: «Мы не имеем права финансировать ваши проекты, пожалуйста, найдите вариант, чтобы привязать их к нанотехнологиям». Мы, конечно, люди изобретательные, мы можем придумать, как это сделать. Так, смотришь, появятся нанотракторостроение, наноавиастроение. Но это, конечно, глупость. Я слышал, что сейчас готовится новый список критических технологий, мы очень рассчитываем на то, что при этом будет учтена роль фотоники, роль лазерно-оптических технологий и это позволит нам где-нибудь через год, если все будет хорошо, сказать, что действительно наконец-то наша отрасль официально признана как нужная стране.

Если опять-таки говорить об итогах года, я бы сказал так: наша отрасль доказала свое право на существование, она довольно сильная. Сегодня только в России 800 лазерно активных фирм, 180 из них производят лазерное оборудование. Суммарно объем лазерного производства и выполняемых НИОКР мы оцениваем примерно в 150 млн. долларов США в год. На самом деле это очень немного на фоне мирового уровня. Но тем не менее!

Рынок есть, но на этом рынке, к сожалению, часто побеждают не наши предприятия, а другие, владеющие гораздо большими средствами для выполнения разработок и для продвижения их на рынок. Вот характерный пример. За прошлый год немецкая фирма Trumpf продала на российском рынке около 70 лазерных технологических установок общей стоимостью 35 млн. евро. Все наши производители аналогичной лазерной техники, т. е. технологических машин того же класса мощности, продали меньше, существенно меньше, потому что у них нет денег для раскрутки своих фирм.

Опять та же самая проблема: мы – малодоходный бизнес, в который не хотят вкладывать деньги инвесторы, в который не спешат вкладывать деньги венчуристы. И тут очень к месту была бы помощь государства. Помощь государства не в том, чтобы дать деньги лазерщикам на конкретные проекты, хотя это тоже нужно и важно, но в поддержке потребителей нашей техники. Если бы российским заводам сегодня – уральским, сибирским, которым очень нужны лазерные технологии, дали средства на приобретение соответствующей техники, то, я думаю, отечественные производители этой техники очень бы здорово продвинулись, они бы успешно конкурировали и с зарубежными фирмами.

А в целом отрасль развивается. Сегодняшняя выставка (я надеюсь, что Елена Григорьевна Сломчинская приведет ее точную статистику) показывает, что нам есть что показать и друг другу, и Европе, и миру. Через месяц будет большая лазерная выставка в Мюнхене, мы там тоже будем участвовать и тоже покажем хорошую технику. Так что развитие есть, но оно идет, я бы сказал, не благодаря, а вопреки ситуации в стране. Хотелось бы, чтобы такое положение дел все-таки закончилось и мы бы стали не нежеланными напоминателями о себе, а реальными участниками процесса развития инновационной экономики в России.

АКСЕНОВ В.А.

Нет ли вопросов к нашему выступающему? Конечно, можно и нужно поблагодарить его за лаконичность. Но у меня есть один вопрос: с точки зрения динамики процесса – хуже, лучше, так же?

КОВШ И.Б.

Именно сейчас мы проводим специальный опрос участников лазерного рынка. Я получил на сегодняшний день где-то около 80 заполненных анкет. Там был один из вопросов: как вы оцениваете состояние вашей фирмы (подчеркиваю, речь шла только о лазерных фирмах) за последние два-три года. Варианты ответов: а – развитие, б – упадок, в – не вижу изменений. Так вот, 80 процентов опрошенных ответили так: развитие. Так что отрасль все же развивается.

БАБКИН В.И.

Иван Борисович, я посмотрел выставку, насколько мне позволило время. Фотоника – это вообще нечто более широкое, не только лазеры. На самом деле я не заметил ни светодиодов, о которых говорят в последнее время, ни оптоэлементов, ни солнечных батарей. Не так давно, в марте, я был на Экспериментальном заводе приборостроения Академии наук РФ в Черноголовке. Они в прошлом году по заданию Академии наук разработали отечественную технологию изготовления карбида кремния в качестве подложки для сверхъярких светодиодов. В этом году они должны были уже выпустить модельную установку для изготовления карбида кремния, а денег нет. Нельзя ли на самом деле выйти за рамки только лазерной тематики, а говорить именно о фотонике?

КОВШ И.Б.

Я выступал от имени Лазерной ассоциации, поэтому, естественно, концентрировался на наших проблемах, о которых мы хорошо знаем.

Если говорить о фотонике… Что такое фотоника? Вообще говоря, этот термин у нас в стране у представителей государственных органов вызывает споры и часто неприятие по вполне понятным причинам, потому что в каких-то бюджетах есть строчка «оптоэлектроника», где-то есть «оптика». И менять эту строчку никто не хочет. Бюджетополучатели категорически против новых терминов.

А вообще фотоника – это аналог (по смыслу) электроники, но в фотонике передача энергии и информации идет не электронами, а фотонами, за счет их движения. Фотоника включает в себя, прежде всего, все лазерно-оптические технологии, сюда же относятся интегральная оптика, волоконная оптика, оптоэлектроника, фотоэлектроника, в том числе солнечная энергетика. Почему представителей многих перечисленных направлений здесь нет на выставке – для нас это тоже не очень понятно. Мы приглашали всех. Скорее всего дело в том, что у нас одна из немногих «хай-тековских» выставок, которая не получает ни копейки поддержки из бюджетных источников. Участвуют у нас только фирмы, которые платят за себя сами, имея для этого деньги, имея для этого интерес. Соответственно, многие отечественные фирмы, которым есть что показать, не участвуют, потому что они считают, что для них сегодня траты собственных средств на выставки недопустимы. Это очень жаль, но это так.

А если я говорю о ситуации в отрасли, об объемах производства, то ведь лазерно-оптические технологии представляют 80 процентов всей этой отрасли, называемой фотоникой. А в части разработок и научных исследований – да, здесь доля чисто лазерных тематик существенно меньше, но упоминавшиеся мной проблемы и трудности – они общие.

БАБКИН В.И.

Сегодня второй день выставки. У вас есть Деловой центр. Скажите, пожалуйста, какие-то определенные деловые контакты, контракты были в рамках этой выставки?

КОВШ И.Б.

Я бы так сказал. Деловой центр не пустеет ни на секунду, но я еще не знаю случая, чтобы нам какой-либо участник выставки сказал, мол, я встретил здесь будущего партнера и сразу подписал с ним контракт на такую-то сумму. Не бывает такого.

По итогам выставки – это да. От кого-нибудь мы, может, узнаем через пару лет, что, оказывается, на его стенд на нашей выставке пришел очень перспективный заказчик, и, познакомившись здесь, они затем подписали контракт на пару миллионов. Помните, С.А. Никитов на нашем предыдущем заседании во время выставки «Фотоника-2008» о таком факте рассказал. Так что информацией о конкретных сделках на этой выставке мы не располагаем, но знаем, что идут очень активные переговоры. У нас сегодня было много посетителей и, судя по отзывам экспонентов, контакты очень интересные и перспективные.

АКСЕНОВ В.А.

Уважаемые коллеги, как вы понимаете, вопросы лучше было бы задавать позже. Наша дискуссия, собственно, еще не развернулась.

Как было обещано, подробнее о выставке расскажет Елена Георгиевна Сломчинская, руководитель Дирекции, которая эту выставку организует вместе с Иваном Борисовичем.

Возврат к списку