МИНАЕВ Владимир Павлович

Минаев Владимир ПавловичТрезвая оценка ситуации, самооценка всегда являлись необходимым условием для успешного развития, и уж тем более бессмысленно рассчитывать на выход без такой оценки из кризиса. В то же время постоянно приходится встречаться с ситуациями, когда желаемое выдается за действительное, а это ведет к неверным выводам, которые, в свою очередь, дают неправильные ориентиры для принятия решений, что, в лучшем случае, ведет к неэффективному расходованию ресурсов.

В справке Лазерной ассоциации, представленной на заседании в Госдуме по проблемам и перспективам развития лазерно-оптической отрасли в России, была озвучена средняя цифра годовой выработки на одного работника в отраслевых российских НИИ, НПО и КБ. По данным Лазерной ассоциации, она составила 230 тыс. рублей, включая средства, полученные за счет бюджетного финансирования, т. е. меньше 20 тыс. рублей в месяц. Сколько из этих средств может быть выделено на зарплату, на развитие? Это – состояние клинической смерти! Нужно срочно искать финансирование для сохранения отрасли. Но очень важно, как эти деньги будут использоваться.

На мой взгляд, средства должны выделяться на создание новой продукции, либо не имеющей аналогов, либо существенно превосходящей существующие образцы по параметрам. На практике бывает по-другому. Пример из близкой мне области: в НИИ «Полюс» была выполнена разработка лазерного аппарата «ЛГФ» для сочетанной фотодинамической и термотерапии злокачественных опухолей.

 
Длина волны, мкм Мощность, Вт Масса, кг Габариты Производитель
ЛГФ 0,67/0,81(1,06) 1/10 25 43х34х46 НИИ «Полюс»
«Лахта-МИЛОН» 0,65/0,81 2/12 6 17х20х28 «МИЛОН-Лазер»

Разработка начиналась, когда в питерской компании «МИЛОН-Лазер» уже был разработан аналогичный аппарат «Лахта-МИЛОН», получивший в 2003 году регистрационное удостоверение №29/01050603/5828-03. Аппарат успешно используется в челябинском центре «Фотомед». Из приведенных в таблице параметров видно, что вновь разработанный прибор при практически одинаковых выходных характеристиках в четыре раза тяжелее «Лахты» и существенно больше по габаритам. Правда, в «ЛГФ» предусмотрен контроль температуры в зоне воздействия, но эта проблема достаточно просто решена в «Фотомеде». Сегодня для этого достаточно ноутбука (1,5 кг) и термодатчиков с соответствующим (существующим) программным обеспечением. Мое мнение – деньги использованы крайне неэффективно. Думаю, подобных результатов разработок можно избежать при профессиональной экспертизе ТЗ на стадии начала работы.

Решение определенного круга задач в здравоохранении часто можно найти разными способами, дающими близкие результаты, но имеющими разную стоимость реализации. Так, лечение ишемической болезни сердца методом трансмиокардиальной лазерной реваскуляризации можно осуществлять с помощью аппарата «Перфокор» (ИПЛИТ РАН, Шатура, разработка отмечена Госпремией России), не уступающего по возможностям американскому «Хэт-лазеру» при на порядок меньшей цене. Но все равно, его стоимость около 120 тыс. долларов США. Даже в «тучные» годы в клиники были поставлены три аппарата (один в Чехию). Сегодня вряд ли можно рассчитывать на покупку такого аппарата. Но такого же типа операции успешно выполняются в Москве, Томске, Новосибирске и Челябинске с помощью более дешевого и малогабаритного лазерного аппарата ЛСП-«ИРЭ-Полюс», стоимостью 185 тыс. руб. Такую сумму региональному кардиоцентру реально получить и сегодня.

У России имеются накопленные в Стабфонде средства, и одним из эффективных способов их использования может стать оснащение медучреждений современным оборудованием, позволяющим внедрить эффективные стационарозамещающие медицинские технологии – мощнейший резерв повышения эффективности использования средств, выделяемых на охрану здоровья. Что и делается, по словам коллег, в США и Европе. Однако у нас при заявлениях о сохранении объемов финансирования социальных программ медучреждениям не выделены средства на закупку оборудования, только на ремонт и расходование материалов. Это значит, что эффективность использования средств повышаться за счет этого фактора не будет. Кроме этого, встает вопрос: переживут ли отечественные производители медтехники этот период без перепрофилирования или же придется эту отрасль поднимать с нуля?

Эффективность использования средств снижается при включении административного ресурса, когда закупается более дорогое оборудование, изготовленное госпредприятиями, а не более дешевое при аналогичном качестве оборудование, выпускаемое малыми негосударственными предприятиями.

Конкурентная среда убивается некоторыми нормативными документами. Например, административный регламент по выдаче разрешений на применение медицинских технологий привязывает разрешение к конкретному изделию медицинской техники, а не к требуемым для осуществления технологии техническим параметрам. В итоге получается, что для каждого прибора (допущенного Росздравнадзором для применения в медицинской практике!) надо оформлять свое разрешение на каждую технологию, которая им реализуется. Никому не нужные затраты времени и средств, зато лишние денежки в чей-то карман! А путь эффективной технологии к ждущим исцеления людям удлиняется. Затраты же переносятся на стоимость аппаратуры, увеличивая ее.

И вот такой подход, доведенный до абсурда! Технология ФС-2007/191 «Эндовазальная лазерная коагуляция с применением аппарата лазерного хирургического «ЛАМИ» при лечении хронических заболеваний вен нижних конечностей». То есть жестко привязан один производитель, один прибор.

И дальнейшее развитие на стадии тендера: «Поставка лазерного аппарата «ЛАМИ» для МУЗ «Городская поликлиника № 1» г. Новосибирска». Если ты можешь поставить прибор за меньшую цену, с лучшими характеристиками, то из тендера заведомо выпадаешь. Словом, конкурируйте, ребята!

Может, в этом вопросе разобраться Федеральной антимонопольной службе?

В любом случае необходимо корректировать действующий регламент с привлечением экспертного сообщества.

Для ускорения внедрения новых высоких технологий в практическую медицину надо минимизировать затраты разработчиков технологий на получение разрешений, а разрешенные технологии сделать не предметом торговли, а выкладывать в открытый доступ на сайте Росздравнадзора или учреждений-разработчиков. В авиации есть такой призыв – «делай, как я». Технология, разработанная с нашим участием ЦНИИ стоматологии и челюстно-лицевой хирургии № ФС-2008/011, – «Применение диодного лазерного скальпеля в амбулаторной хирургической стоматологии» лежит в открытом доступе на сайте ЦНИИС и ЧЛХ.

Еще к вопросу о корректности оценок. С удивлением прочел, что директор НИИ «Полюс» на коллегии в Департаменте науки и промышленности России в Москве сказал: «Например, фирма «Лазер-Компакт» за 10 лет продала в США около 30 тыс. лазеров, создав в России – а не в США и Германии, как IPG, рабочие места и разработав десятки новых конструкций и технологий». (Коллега скромно умалчивает, сколько таких приборов было продано в России, думаю, этой цифрой не очень похвастаешь.) Все так, только, стартовав с близких позиций в одно время с «ИРЭ-Полюс», «Лазер-Компакт» создал к сегодняшнему дню не более 40 рабочих мест, и ставить это в пример предприятию, создавшему в России 350 рабочих мест, мягко скажем, некорректно. К тому же лазеры, выпускаемые фирмой «Лазер-Компакт», подобны выпускаемым несколькими зарубежными фирмами и стоят сотни, в лучшем случае, тысячи долларов. А вот 44 тысячи лазеров IPG, как правило, не имеют аналогов и во всем мире режут, варят и закаливают сталь, сверлят бетон, варят трубы газо- и нефтепроводов, производят автомобили, вагоны и корабли, демонтируют реакторы атомных станций, используются в производстве солнечных батарей или панелей широкоформатных жидкокристаллических дисплеев, летают на вертолетах и спутниках и стоят, как правило, много десятков тысяч, а иногда и миллионы долларов каждый.

Причем все разработанные IPG технологии доступны в России: мощные технологические лазеры, комплектная аппаратура для волоконных линий связи и медицинская техника производятся во Фрязино. Более того, ведется работа по организации во Фрязино производства полупроводниковых структур, и тогда Россия будет иметь полностью изготовленные у себя мощные лазерные диоды с ресурсом, превышающим сотни тысяч часов. Сегодня, несмотря на значительное финансирование в течение многих лет государственных организаций, ресурс мощных серийных лазерных диодов не превышает величины порядка 10 тыс. часов.

Немало государственных средств было вложено в волоконную оптику, однако, если бы не «ИРЭ-Полюс», вряд ли Д.А. Медведеву смогли бы продемонстрировать современную отечественную промышленную установку на волоконном лазере мощностью 10 кВт. Добавлю, что в России поставлен и лазер с мощностью 15 кВт, а при необходимости во Фрязино может быть собран и лазер с выходной мощностью 50 кВт. При этом государству не нужно тратить время и средства на разработку этой продукции. Нужно только желание и средства заказчика для изготовления. Далее заказчик может встраивать лазеры в свои устройства, что успешно делают многие предприятия в России. Представляется, много сил и средств можно было бы сэкономить, если бы разработчики лазерной аппаратуры более широко использовали кооперацию с «ИРЭ-Полюс».

Думаю, что создание научно-производственного кластера «Фотоника» на основе НТО «ИРЭ-Полюс» – весьма своевременное решение. Надеюсь, что это даст толчок для широкого использования в России главного достижения руководителя IPG и НТО «ИРЭ-Полюс» В.П. Гапонцева – созданной им модели высокотехнологичного бизнеса, позволяющей в кратчайшие сроки доводить разработку от пионерских фундаментальных исследований до серийной продукции мирового уровня.

БАБКИН В.И.

Я хочу напомнить вам название нашего совещания: «Роль и место инновационной деятельности в сфере высоких технологий в условиях кризиса». И что в условиях кризиса мы услышали? Да ничего, очередной плач Ярославны. Кто больше, кто меньше. У нас не научный семинар, мы обсуждаем, каким образом заставить финансировать техническое обновление промышленности и индустриализацию страны, потому что у нас произошла деиндустриализация страны и ее надо восстанавливать.

Вы знаете, что «Волгодонскатоммаша» уже нет? Президент говорит о том, что надо развивать атомную энергетику и до 2030 года 26 гегаватт построить. А где, на какой базе? Поэтому давайте не плакаться. Я вам привел пример завода, который не рассчитывал ни на какую поддержку, а стал необходимым и нужным. Давайте говорить именно об этом. Как заставить, чтобы мы были нужными? Сделать свою продукцию более актуальной, нежели та, которая производится за рубежом. Вопрос простой: мы должны быть достаточно сообразительны и предложить заказчику (не исполнительной власти, а заказчику) то, что выгодно ему. Ведь смотрят на то, как мы друг друга мажем грязью. Давайте найдем потребителя, который заинтересован в нас.

МИНАЕВ В.П.

Хочу ответить Владимиру Ивановичу. Мы не просто работаем, но НТО «ИРЭ-Полюс» своей продукцией сформировал рынок, формировал потребности в медицинской аппаратуре. Мы держали одновременно до 10 аппаратов в клиниках и разрабатывали технологии бесплатно.

Мы также работали с лазерами для индустриального применения. На выставке демонстрируется промышленная установка с мощным лазером, которую показывали нашему Президенту Д.А. Медведеву в МИФИ. (Замечу, что установка – результат сотрудничества с белорусскими коллегами, поставившими для нее координатный стол.)

Чтобы о таком оборудовании узнали в России, мы специально работали с потенциальными потребителями, давали им в лизинг нашу аппаратуру. Так что работа идет. Хотелось бы, чтобы в стране было больше предприятий, оснащенных самым современным оборудованием, изготовленным в России.

А у нас даже на выставках часто центральное положение занимают иностранные экспоненты. Например, фирму Trumpf хотели поставить на центральное место. Коллега из Питера отбил свое традиционное место. Он сказал: «Когда я за рубежом участвую в выставке, меня никогда не ставят на центральное место». Тогда фирму Trumpf поставили рядом, на не менее почетное место, подвинув россиян.

ДМИТРИЕВ В.Г.

Владимир Павлович, не удержусь и скажу два слова. Нехорошо забывать родителей: «ИРЭ-Полюс» вышел из «Полюса». Но это так, к слову.

Может ли Ваша фирма делать лазерные диоды с военной приемкой?

МИНАЕВ В.П.

Наша фирма пока, к сожалению, не имеет роста полупроводниковых структур в России, не может делать целиком российские диоды, а это необходимое условие для военной приемки. Но мы ведем работу по такому производству в рамках создаваемого на базе нашего НТО во Фрязино технокластера «Фотоника». К сожалению, имеем традиционные задержки с организацией строительства.

Я ведь из оборонки вышел, Валентин Георгиевич, поэтому знаю, что нам не обязательно заводить приемку у себя. НИИ «Полюс» сможет приобретать у нас диоды или модули и осуществлять приемку в составе разрабатываемого оборудования. Нет проблем.

Кстати, к вопросу Владимира Ивановича о модернизации российских предприятий: заказчики на нашу продукцию есть, нужно просто создать нормальные условия для организации производства со стороны именно исполнительной власти.

НТО «ИРЭ-Полюс» есть с чем сравнивать. В Германии, США, КНР такие вопросы решаются проще.

ЮРТЕЕВ В.Я.

Скажите, пожалуйста, если ли у Лазерной ассоциации национальная премия в области науки, производства, сервиса имени Стельмаха?

МИНАЕВ В.П.

Есть, и Валентин Георгиевич в этом году присудил ее нашей компании.

ЮРТЕЕВ В.Я.

Мое предложение заключается в следующем. Вы показывали национальные бренды, но у нас в деловом и научном сообществе нет понимания того, что мы владеем еще таким брендовым ресурсом, как Государственная премия. Если мы начнем активнее поднимать авторитет, значимость основоположников научных школ в отраслях и регионах, везде об этом писать, вручать профессиональные премии на международных и российских форумах, выставках и т. д., мы тем самым поднимем статус этого российского научного и промышленного бренда, его капиталоемкость и цену при заключении сделок.

ДМИТРИЕВ В.Г.

Да, мы присудили сегодня (я был председателем жюри) первое место фирме «ИРЭ-Полюс» за создание лазеров 20-киловаттного диапазона.

АКСЕНОВ В.А.

Мы Вас поздравляем от имени нашего Клуба и от имени всех присутствующих, Владимир Павлович. Желаем новых успехов.

МИНАЕВ В.П.

Спасибо, но это награда моим руководителям.

ДМИТРИЕВ В.Г.

Владимир Яковлевич, Вы очень хорошо сказали насчет бренда. Берем книжку из серии «Что есть что» для детей, открываем ее. Книжка называется «Лазеры». Вы знаете, что на первой странице размещено? Думаете, портрет Басова, Прохорова или Таунса? Ничего подобного. Там находится портрет Теодора Меймана. Безвестного аспиранта, который первым запустил лазер на основе исследований этих великих ученых. И там написано, что первый лазер был создан в США в 1960 году Мейманом. Хоть стой, хоть падай.

Возврат к списку