ДМИТРИЕВ Валентин Георгиевич

Дмитриев Валентин ГеоргиевичЯ во многом согласен с тем, о чем говорил Евгений Борисович, за исключением одного: что оборонные предприятия купаются в деньгах и получают обороты. Это настолько не соответствует истине, что я даже не хочу это комментировать.

Я хотел сказать вот о чем. Я, как член Совета Лазерной ассоциации, уже надоел Ковшу Ивану Борисовичу по поводу некоторых вопросов, связанных с терминологией. Казалось бы, вопрос терминов и определений – это частный вопрос. Но, к сожалению, в области фотоники вопрос терминологии приводит к неожиданным и очень тяжелым последствиям. Я приведу простой пример. Слава Богу, Новисибирский научный центр выпустил энциклопедию под названием «Фотоника», у меня она есть, но, к сожалению, выясняется, что больше такой книги ни у кого нет. Там написано, что такое фотоника и что она в себя включает.

Наши чиновники слово «фотоника» не понимают. Они понимают, по крайней мере Министерство промышленности и торговли, другой термин – «оптоэлектроника». К чему это приводит? Туда свалили все: и сверхъяркие светодиоды, и обычные диоды, и лазеры, и все остальное. Таким образом, «оптоэлектроника» (сразу видно) – это часть электроники всего-навсего!

К чему это привело? К тяжелейшим последствиям, по крайней мере для нашего направления – лазерной техники. Наш институт был создан по постановлению ЦК КПСС и Совмина СССР в 1961 году. Через шесть месяцев после появления первого лазера правительство уже создало институт! Вы можете себе представить? Сегодня такое возможно или нет? Думаю, что нет, потому что, когда я читаю сейчас журнал «Лазер и фокус», я понимаю, что уже половина разработчиков лазерной техники не поймут, о чем там идет речь, а только те, кто постоянно читает этот журнал, еще пытаются там что-то понять.

Возвращаюсь к терминам. Была такая Федеральная целевая программа «Национальная технологическая база», которую еще утвердил Борис Николаевич Ельцин. Она не финансировалась долгое время, шла с уклоном под откос. Там был раздел «оптоэлектроника». Потом решили, что в «Национальной технологической базе» ему не место, создали и утвердили полтора года назад новую Федеральную целевую программу. Она называется «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники до 2015 года». Радиоэлектроника! Стали искать там оптоэлектронику и всю лазерную технику и т. д. Вы знаете, где мы ее нашли? Мы ее нашли в разделе «Пассивные радиокомпоненты», т. е. там, где конденсаты, резисторы, переключатели, выключатели и т. д.

Я как бывший радиолюбитель с большим уважением отношусь к резисторам и конденсаторам, но «запихнуть» всю квантовую электронику и лазерную технику и вообще всю оптоэлектронику в отдел резисторов – это надо специально постараться.

Сегодня мы понимаем, что развитие фотоники в этой Федеральной целевой программе отсутствует. Мы сидим в отделе резисторов и конденсаторов. Федеральная целевая программа – это единственная программа, которая сегодня работает. Генеральный директор Анатолий Михайлович Филачев сейчас пытается создать новую Федеральную целевую программу по оптике и оптическим системам России, но она тормозится чиновниками, о чем здесь много раз говорили.

Еще очень смешной момент. Наш Институт лазерной физики и лазерной техники находился в агентстве по системам управления. Мы делаем кое-какие системы управления для навигационных систем вместе с фирмой «Лазекс», которой руководит Алексей Алексеевич Фомичев. Потом нас перевели в Департамент радиоэлектроники. Потом, поскольку нас «запихнули» в отдел резисторов, то решили, что нам ближе другой департамент и перевели наш институт в Департамент боеприпасов и спецхимии. В общем, я думаю, что лазерной технике там и место, в этом департаменте она и загнется.

И последнее, что я хочу сказать. Та военно-промышленная комиссия, которая сегодня существует, на мой взгляд, ничего сделать не может, потому что там очень мало специалистов и нет никаких административных и финансовых ресурсов. Это совещательный орган. ВПК при Советском Союзе был совсем другой. Там сидели специалисты. Я могу вспомнить, что отдел лазерной техники возглавлял доктор физ.-мат. наук, профессор Сидорович, защитивший докторскую диссертацию по лазерам. Гироскопами в этом отделе заведовал Игорь Михайлович Хошев, специалист по гироскопии, известный теоретик в области гироскопов. Мы приезжали в ВПК советоваться, как сделать тот или иной гироскоп и т. д. Могу привести массу примеров. Сегодня такие специалисты заменены чиновниками. А что вы от них хотите?! Если раньше я мог приехать к начальнику главка для того, чтобы объяснить ему, чем отличается работа одного лазера от другого, то сегодняшнему начальнику это абсолютно неинтересно.

В заключение хочу сказать следующее. В Европейском союзе существует министр фотоники, который был здесь на прошлой выставке, он посещал «НИИ полюс» и высоко оценил нашу работу в области фотоники. А у нас фотоника вообще никак не воспринимается, у нас это оптоэлектроника, т. е. часть электроники, которую можно «запихнуть» в раздел «Конденсаторы».

ЮРТЕЕВ В.Я.

А может Лазерная ассоциация издать глоссарий? Это как бизнес-проект.

ДМИТРИЕВ В.Г.

Я думаю, что может. Только единственный вопрос – вопрос финансирования такого издания. Оно обойдется не меньше, чем 150 тыс. рублей, но такой глоссарий создан Новосибирским отделением Академии наук РФ; его просто надо переиздать. Это хорошее предложение.

БАБКИН В.И.

На прошлом нашем совещании была Попова Екатерина Витальевна, и я предложил выслать на ее электронный адрес материалы, которые относятся к законодательству Соединенных Штатов применительно к инновационной деятельности, чтобы она поняла, что то, о чем она говорит, – это просто детский лепет. Есть классические книги В.А Федоровича, он проработал 25 лет в США и изучал экономическую деятельность Соединенных Штатов. У него вышли два фундаментальных труда – «Экономика в США» и «Федеральная контрактная система».

Пока что мы берем из зарубежного правового опыта все дурацкое, а вот недурацкое почему-то не берем. Начиная с 1980 года в США принято 15 законов, которые имеют отношение к модернизации промышленности, – автомобильной, авиационной, приборостроения. А у нас что? А у нас – слизь.

Инновации – на 95 процентов – это появление тех или иных модернизирующих свойств присутствующего на рынке продукта. Для того чтобы что-то модернизировать, необходимо это что-то производить. Так вот, сейчас у нас промышленный потенциал упал в разы. И притом он в первую очередь упал в разы в высокотехнологичных отраслях.

У нас на парламентских слушаниях в Госдуме в 2006 году выступал Борис Алешин. Ему там задали вопрос о возрождении авиапрома. Он сказал: а зачем нам его возрождать в прежних масштабах? Я просто очумел.

Потом г-ну А.А. Фурсенко задали вопрос: а будем ли мы возрождать электронную промышленность? Он ответил: а зачем? Фабрик понастроено по миру достаточно, нам достаточно дизайн-центров.

ФОМИЧЕВ А.А.

Не упало производство в высокотехнологических отраслях в несколько раз, это вранье. Сейчас произошел кризис, но как мы были в кризисе, так там и сидим. У нас ничего не поменялось. Авиационная промышленность до создания ОАК выпускала 15 самолетов, с созданием этой новой структуры – три самолета. Я хочу сказать, что авиапром не упал и в состоянии выпускать продукцию. Вы заказы давайте и принимайте законы соответствующие, а не создавайте «Росавиа», где вы 300 самолетов закупаете на Западе, а российских – ноль. Вы же внутренний рынок отдаете, свой рынок отдаете.

ДМИТРИЕВ В.Г.

Буквально два слова. Фомичев сказал о том, что на нашем авиарынке нет востребованности: мы покупаем самолеты за рубежом. Но недавно исполняющий обязанности заместителя начальника вооружения вооруженных сил сказал, что мы будем покупать и вооружение на Западе. Так тогда и весь оборонно-промышленный комплекс рухнет так же, как и авиационная промышленность.

Возврат к списку