БЫКОВ Виктор Александрович

Быков Виктор АлександровичСегодня здесь у нас много раз упоминались ученые Н.Г. Басов и А.М. Прохоров. С Басовым я лично знаком не был, а вот с Прохоровым был знаком очень хорошо. Он первый, кто поддержал то самое направление, из которого выросла, собственно говоря, наша группа компаний.

Сейчас уже это достаточно, по нашим меркам, приличный бизнес, т. е. наша группа выпускает продукции на 1,5 млрд. рублей и продает ее в разные страны мира (около 50 стран). Имеем несколько офисов: в Штатах недавно открыли офис, в этом году открываем офисы в Китае, в Европе. В общем, дело идет. А основой этого бизнеса и является эта самая инновационная деятельность, о которой идет речь.

Мы производим продукцию для метрологии нанотехнологий. Это всевозможные сканирующие зонды, микроскопы, силовые, туннельные аппараты и т. д. Потом стали производить приборы для школ, для технологических комплексов. И в настоящее время существует такая инфраструктура, которая хорошо аккумулирует новые виды бизнеса. Они касаются, в частности, лазерной техники, поскольку фемтосекундные лазеры, которые нас интересуют, исключительно важны для изучения быстрых процессов.

Какие у нас перспективы? Я об этом изрядно думаю, поскольку являюсь генеральным директором этой самой группы и как бы ее прародителем.

У нас есть много разных научных учреждений, которые говорят: нам нужны приборы. Зачем нужны? Делать научный результат. А зачем научный результат, если он здесь не востребован? То есть получается так, что первоначально отсюда уходят нефть, газ и т. д. Потом для выпуска продукции закупаются приборы, а потом эта продукция опять уходит вовне. Это такой бред, который никакое государство допустить не может.

На мой взгляд, Россия сейчас может выступить не импортером, как было всегда, а экспортером научной продукции приборостроения. У нас есть инфраструктура, которая обеспечит выпуск не какого-то там продукта, на который взглянуть нельзя, а высококачественной продукции, которая действительно востребована на рынках всего мира. Это с одной стороны. А с другой стороны, можно превращать идеи продуктов в продукты, настоящие рыночные продукты. Это мы сейчас конкретно делаем.

Если говорить относительно законодательной базы, скажу вам честно свое мнение по этому вопросу. Россия – государство своеобразное, и говорить, что оно живет всегда по законам, – это бред; ни по каким законам оно не живет. Оно живет по византийскому праву, это государство власти. Можно говорить: «Давайте изменимся, и тогда государство будет жить по законам римского права». Сразу не станет. Может, потом когда-нибудь. Но у меня нет надежды дожить до этого времени. Поэтому я и моя команда действуем в соответствии с тем, что есть.

Мы работаем в разных регионах. У нас есть офисы в регионах, где законы совсем другие, например, в Ирландии или в Голландии, в Штатах или в Шанхае. Хочешь побеждать на этих рынках – приспосабливайся к местным условиям.

Я вижу ситуацию так. Нужно создать мощную компанию с оборотом приблизительно от 500 до 700 млн. долларов США. Малые компании просто погибнут. Туда будут вложены денежки, а после ничего не получится, потому что малым компаниям очень сложно выстоять на этом рынке в отсутствие больших фирм. Когда малые компании поглощаются большим бизнесом, тогда можно надеяться, что все будет хорошо. Перед нами был выбор – либо стать одной из английских компаний, либо вливаться в большую российскую компанию. Сделан был выбор – в большую российскую компанию.

Я еще хочу сказать, что здесь нужно всегда смотреть: а есть ли желание развиваться, а не только поговорить? Нужно смотреть комплексно. Конечно, надо лоббировать продвижение российских компаний, госзаказа, везде так делают. Но, с другой стороны, лоббировать производство того, что убого, – это смешно. Нужно смотреть на способность развития достаточно крупных интегрированных групп, тогда может действительно получиться мощная система, которая обеспечит развитие и малого бизнеса, и той самой инновационной экономики, про которую мы сегодня говорим.

Хорошо, конечно, если Дума примет законы, которые дадут возможности создавать коммерческие структуры с участием коллективов университетов. Но, в принципе, всегда известно, каким образом их можно создавать, не дожидаясь принятия законов. Это с одной стороны. С другой стороны, сейчас есть законы по аренде, согласно которым большая часть денег от аренды вроде как должна отделяться в пользу государства. Что реально происходит? Реально заключают договор аренды на маленькую сумму, а все остальное включают как будто бы в проведение научно-исследовательской работы, но фиктивно. Зачем так делать? Пускай эти самые истоки возьмут эти деньги, может, они их в путное место включат. Это чисто по законодательной базе.

Например, фирма Гапонова занимается вопросами выпуска лазерной техники. Конечно, государство должно быть заинтересовано в том, чтобы максимальный объем инновационных продуктов производился в России.

Что касается приборостроения, то можно вводить таможенную пошлину на приличную технику, которая ввозится в Россию, для того чтобы стимулировать процесс создания совместных производств.

Вот, собственно говоря, все, что я хотел сказать. И я хочу еще раз отметить, что вероятность достичь успеха у малых компаний минимальна.

Возврат к списку