ТРОФИМОВ Сергей Николаевич

Трофимов Сергей НиколаевичУважаемый Владислав Леонидович! Я хочу сказать о другом – не просто о строительстве и введении выставочного комплекса, а о его собственно рыночной функции.

Строительство выставочного комплекса нацелено на удовлетворение потребностей рынка, и соответственно, нужно идти именно от рынка к тем параметрам, которые закладываются в выставочно-конгрессный комплекс. В этой связи я, не претендуя (в силу формата мероприятия и отсутствия времени) на комплексность, хочу просто обозначить отдельные позиции. Безусловно, это станет предметом многих и многих последующих обсуждений, действий. Некие позиции я хотел бы сегодня обозначить.

Во-первых, комплекс – выставочно-конгрессный, но это условное название.

Сейчас нет выставочно-конгрессной отрасли, сейчас все это гораздо шире, динамичнее, перетекает друг в друга. Недавно, 2–3 года назад, говорили «MICE-отрасль» (Meetings, Incentives, Conferences, Exhibitions). Сейчас уже говорят – «ивент-индустрия». А если упоминать форматы мероприятий, которые бурно развиваются, то одно только их перечисление займет несколько минут.

В этой связи, я полагаю, для того, чтобы комплекс не оказался морально устаревшим еще до начала строительства, надо сделать очень серьезную проработку конкретного рынка. Немецкие проектанты, безусловно, профессиональны, но они, «привязывая замок к облакам», не могут учесть всю специфику нашего рынка.

Вот конкретный пример. Россия в рейтинге европейских стран занимает 1-е место по количеству интернет-пользователей. Надо это учитывать? Надо. Или другой пример. У нас в России практически неизвестна такая отрасль, как «митинг-индустрия». А во Франкфурте, к примеру, есть тип гостиниц, где вместо гостиничных номеров переговорные комнаты, где тебя обслуживают, где можно принять или отправить почту, где тебе окажут секретарские услуги, услуги кейтеринга (ланч). То есть прилетел, перешел через дорогу, заказал комнату, переговорил и улетел после обеда обратно. А немецкие контрагенты приехали до места встречи на поезде, автобусе или на машине, потратив 1–2 часа. Вот практически за полдня встретились и разбежались. Безусловно, такую составляющую, как близость к аэропорту, необходимо закладывать.

В этой связи, я полагаю, что целесообразно провести предпроектное маркетинговое исследование, чтобы учесть рыночную востребованность тех или иных аспектов.

Во-вторых, я полагаю, что мы должны привязываться помимо рынка к государственным задачам, к государственным программам. Например, была поставлена задача (думаю, что после выборов Президента она получит второе дыхание) – это превращение Москвы в мировой финансовый центр. Если это так, то опять-таки это будет означать большое количество политических, околополитических мероприятий.

Мы сейчас втянулись в подготовку саммита АТЭС. Там задание на проведение мероприятий в нескольких томах, четко прописано что надо, как надо, кто должен и т.д. Например, центр подготовки документации – это большое количество офисных машин с большим количеством обслуживающего персонала. В принципе во всех городах, где мы пытаемся примерить это, помещения не соответствуют этим требованиям. Если мы пойдем в сторону этих международных программ, то обязательно нужно привязываться и к глобальным международным программам, в которых Россия участвует, и к федеральным целевым программам, и к московским целевым программам. Это имеет прямое отношение как к параметрам комплекса, так и к его последующей функциональной загрузке.

По загрузке. Я, с точки зрения инфраструктуры международного событийного бизнеса, могу сказать, что усилий отдельно взятого комплекса или даже выставочного сообщества недостаточно для того, чтобы привлекать крупные международные мероприятия. Во всем мире существует такая инфраструктура, как «конгрессные» (или «конвеншн-центры»), состоящие из всех участников, в том числе, государств, муниципалитетов. У нас на сегодняшний день ни в России, ни в Москве таких структур не существует. А без них это будет разговор слепого с глухим.

Для того чтобы в Москву приходили крупные мероприятия, необходимо заполнять тома тендерной документации. Как правило, если отсутствует такой элемент, как поддержка конгресс-бюро, то мы практически будем выпадать из всех крупных тендеров. Это только один из примеров, которых много. Необходимо создавать программы инфраструктурной поддержки с участием государства, выставочного бизнеса, но не только выставочного, но и транспортного: это авиалинии, работающие на Москву (а не только приземляющиеся во Внуково), все гостиничные компании, все заинтересованные в обслуживании, например, рестораны и т.д. Все они, безусловно, должны быть вовлечены.

И эта инфраструктура является критичной для проведения и привлечения большого количества мероприятий.

Также я бы хотел привести два примера – это Берлин (Германия) и Милан (Италия). Это те две страны, которые являются основными партнерами России. Власти Милана перенесли выставочный комплекс за город, построили там 350 тыс. кв. м. Они продали большую часть своего выставочного пространства в самом Милане, но оставили там 60 тыс. кв. м под конгрессный центр. Вы, Владислав Леонидович, об этом знаете. В Берлине строится «Шоннефельд-3», то есть полноформатный международный аэропорт. «Мессе-Берлин», которая является 100-процентной дочкой муниципалитета Берлина, управляет выставочно-конгрессным центром в районе аэропорта «Шоннефельд-3».

Я бы рассматривал оба комплекса как единое целое – и «Экспоцентр Сити», и «Экспоцентр Внуково». Более того, я бы не рассматривал так: что здесь – то здесь, а то, что останется или будет новым, уйдет туда.

Я скажу одну банальность – конгрессы, не прилегающие к выставкам, тяготеют к центру города. Они никогда не уйдут за город. Конгрессы при выставках будут там, где выставки. А выставки тяготеют к местоположению за городом. Поэтому рассматривать последующую загрузку надо в комплексе, но при проектировании «Экспоцентр Внуково» и перереструктуризации «Экспоцентр Сити» и «Экспоцентр Внуково» нужно иметь в виду именно потребности рынка. Может быть, что-то наоборот привнести сюда, но отсюда перенести функциональные блоки, связанные с загрузкой, в «Экспоцентр Внуково». Еще один вопрос. Сейчас практически заканчивается принятие решений по крупным международным проектам на 2015-й год. Уже пошла работа с 2016 годом. Соответственно, надо начинать загружать, например, гостевые мероприятия в виде крупных конгрессов не через 2–3 года, а «вчера». И здесь тоже должно быть конгресс-бюро, пока не существующее, какие-то программы международного продвижения должны быть. В этом плане, я думаю, разговор в январе 2012 года уже с участием международного сообщества по перспективам «Экспоцентр Внуково» тоже будет полезным.

Хочу сказать о следующем, хотя, Владислав Леонидович, я может быть не прав, но навскидку: мы, делая маркетинговое предпроектное исследование по ЭКСПОФоруму в Санкт-Петербурге, сделали сверку соотношения открытых и закрытых площадей. И в мировой практике, как правило, это – 1:10. Соответственно, если не брать отдельные разовые пики, 1:10 – это значит, открытых площадей требуется не 72 тыс. кв. м, а 20 тыс. кв. м. Если выкладки правильные, то, я думаю, если сегодняшнее заседание «Экспоклуба» подарит 5 га для использования под другие цели в новом выставочном комплексе, то это будет хорошим результатом.

Я хотел бы предложить тост за будущее главного наиболее перспективного событийного многофункционального комплекса страны «Экспоцентр Внуково».

МАЛЬКЕВИЧ В.Л.

Сергей Николаевич, спасибо за конструктивное выступление, за содержащиеся там серьезные критические замечания.

ТРОФИМОВ С.Н.

Владислав Леонидович, это предложения.

МАЛЬКЕВИЧ В.Л.

Мы над ними будем работать.


Возврат к списку